Холодная война

Польский фильм «Холодная война» снял оскаровский лауреат Павел Павликовский. Лента получила режиссерский приз на Каннском кинофестивале, а также собрала высокие оценки зрителей из разных стран.

Этот фильм наполнен музыкой, но его нельзя назвать мюзиклом, потому что мелодии не приводят в движение этот сюжет. Картина стилизована под кино середины ХХ века (квадратный черно-белый кадр), однако благодаря многим другим техническим приемам она выглядит очень современно. Сюжет этой драмы акцентирован на романтических отношениях главных героев, однако на передний план в нем постоянно выходит политика. «Холодную войну» хотелось бы назвать шедевром, правда, в глаза постоянно бросаются нюансы, из-за которых не решаешься поставить на этом фильме высшую пробу.

Сюжет картины начинается в 1949 году в польской глубинке. Художественный руководитель фольклорного ансамбля Виктор знакомится с талантливой девушкой из соседнего села, которую зовут Зула. Они начинают вместе репетировать. Затем встречаться. Их любовь приобретает все большие и большие масштабы, так что вскоре ей становится тесно не только в узких рамках корпоративных правил ансамбля, но и во всей социалистической Польше. Виктор и Зула решают бежать в более свободную Францию. Однако воплотить задуманное оказывается не так просто. А добиться своего счастья – еще труднее.

В течение полутора часов этого лаконичного фильма через экран проходит 15 драматичных лет из жизни главных героев. За это время Виктор и Зула неоднократно поднимаются на самые престижные сцены и падают на самое дно социума. Эпизоды картины перелистываются, как страницы в альбоме со старыми фотографиями. Многие сцены разграничиваются черными немыми паузами в несколько секунд, которые дают возможность перевести дыхание после очередного фатального потрясения в жизни Виктора и Зулы.

Когда герои фильма начинали свои музыкальные карьеры в родной Польше, то социалистические власти заставляли их исполнять песни в честь Сталина и коммунистической партии. Выступать с таким репертуаром Виктору и Зуле было некомфортно – не хватало свободы. Когда же они перебрались в капиталистическую западную Европу, то свободы оказалось слишком много. В их отношениях начались предательства, измены, ревность и борьба амбиций. Справиться со всем этим Виктору и Зуле оказалось еще труднее, чем со строгой цензурой коммунистов.

Перфекционист Павел Павликовский снимал некоторые сцены с 15-го, а то и 20-го дубля. Композиция кадров, движение камеры и игра актеров здесь местами доведены до эталона. Кроме того, в отдельные эпизоды вплетен хлесткий символизм.

Например, в одной из сцен Зула спорит с Виктором о том, смогут ли они счастливо жить в Польше. В итоге они не приходят к единому мнению, и девушка падает в реку. Плывя на спине по течению, Зула поет советский шлягер. Этот эпизод прекрасно передает бессилие главных героев перед обстоятельствами. Им остается лишь плыть по течению и исполнять чужие советские песни.

Когда в фильме показываются сцены с членами коммунистической партии или официальные концерты, то кадры выстроены строго геометрично:

А когда главные герои уединяются и обретают внутреннюю свободу, то и в визуальном ряде ленты появляется больше воздуха и креатива:

«Холодную войну» Павликовский снимал с оператором Лукашем Залом. Вместе они работали и над предыдущей картиной этого режиссера «Идой», отмеченной «Оскаром». В обоих фильмах кадры выстроены так, что лица и тела героев практически всегда находятся в нижней половине экрана. «Это создает, на первый взгляд, несколько несбалансированную композицию с преувеличенно большим вакантным пространством над головой… Подозреваю, что в этом пространстве над головами живет Всевышний в фильме, который взвешивает судьбу… героев», — сказал о фильме «Ида» украинский документалист Андрей Загданский. Это же пространство бога чувствуется и кадрах новой ленты Павликовского.

Как и многие другие знаковые польские фильмы, «Холодная война» уделила огромное внимание вере. При этом отношения со всевышним в этом кино показаны не через христианские обряды и символы, а через внутреннюю религиозность героев картины. Так было, например, в культовом польском сериале Кшиштофа Кесьлевского «Декалог», который на примерах обычных житейских историй рассказал о десяти заповедях. При этом на протяжении всего сериала на экране лишь пару раз мелькнули священник, икона и зажженная свеча. Подобная внутренняя религиозность очень внятно читалась и в фильмах Анджея Вайды («Катынь»), Кшиштофа Занусси («Год спокойного солнца»), Малгожаты Шумовской («Лицо»), Агнешки Холланд («В темноте»), а также других выдающихся соотечественников Павликовского. Герои их фильмов в буквальном смысле ходили под богом.

Роль Зулы в «Холодной войне» исполнила Джоанна Кулиг, в образе которой неразрывно сплелись коварство и обаяние. Не менее резкие контрасты читались и в ее возлюбленном Викторе. Актер Томаш Кот внес в этого персонажа одновременно лирическую элегантность и консервативную строгость.

Где-то в середине фильма главные герои начинают напоминать шекспировских Ромео и Джульетту. Молодые люди из хрестоматийной британской пьесы не могут быть вместе из-за того, что принадлежат к враждующим семьям. А у влюбленных из «Холодной войны» нет шансов на счастье из-за того, что они постоянно оказываются по разные стороны железного занавеса. Однако в результате фильм подводит к идее о том, что борьба характеров мужчины и женщины подчас еще более невыносима, чем противостояние целых государств.