Капернаум
Капернаум

Пути Господни неисповедимы. А пути глобализации – еще неисповедимее! Особенно в мире кино.

Номинированный на «Золотой Глобус» и «Оскар» в категории «лучший фильм на иностранном языке», а также удостоенный приза жюри в Каннах-2018 ливанский фильм «Капернаум» (Capernaum) собрал в Китае невероятные для артхаусного по-существу иностранного фильма 50 (прописью – пятьдесят!) миллионов долларов!

Напомню, что картина – это суровая драма, происходящая в среде низшего класса жителей Бейрута. Обездоленный 12-летний мальчик убегает из своей деклассированной семьи и подает на родителей в суд за то, что они произвели его на этот ужасный свет. Стоит заметить, что известный ливанский режиссер Надин Лабаки, поставившая фильм, сама играет в нем адвоката мальчика.

Для сравнения, в Северной Америке (США и Канада совместно) кассовые сборы составили лишь более чем скромные 1,6 миллиона долларов. Даже во Франции, известной своей любовью к артхаусному кино и участвовашей в создании фильма, картина собрала лишь 635 000 долларов. 184 000 долларов в Великобритании – вообще мизер.

Но вернемся в Китай. Здесь происходило нечто феноменальное. В первый же свой уикенд (фильм открылся 29 апреля 2019 года) кассовый сбор составил 12,5 миллионов долларов. А дальше – больше. Фильм, прокатываемый в Поднебесной компанией Road Pictures, шел только вверх и вверх. К тому времени, когда в мае 2019 года Лабаки возглавила жюри конкурса Un Certain Regard в Каннах, сборы ее картины в Китае уже приближались к 40 миллионам долларов, а к моменту, когда пишутся эти строки, китайская касса уже лопалась от более чем 54 миллионов долларов, обойдя американские блокбастеры «Шазам!» и «Дамбо».

Чтобы поставить китайский и, конечно, благодаря этому мировой успех «Капернаума» (почти 67 миллионов глобальных сборов) в контекст, нужно сказать, что это самый кассово успешный арабский фильм всех времен. Наверное не случайно предыдущим арабским рекордсменом был также фильм Надин Лабаки «Карамель» (2007) с его 14 миллионами долларов мировых сборов. А дальше все много скромнее: картина саудовской режиссера-женщины Хайфы Аль-Мансур «Ваджда» заработала 6 миллионов долларов. А победитель «Золотого Глобуса» 2005 года «Рай – сейчас» собрал всего 4 миллиона долларов.

Не удивительно, что после такого успеха скромного и, видимо, с недорогими правами на прокат арабского фильма, кино-дистрибьюторы в Китае, безусловно, будут больше смотреть на то, что выходит из этого региона. Так считает Мохаммед Хефзи, известный египетский продюсер, а также директор Каирского кинофестиваля. Только за последние несколько недель, говорит Хефзи, несколько китайских дистрибьюторов интересовались, некоторыми из его фильмов, и тем, “продал ли он права на Китай или нет.”.

При этом многие ближневосточные деятели кино признают, что китайский успех «Капернаума» скорее всего, по крайней мере на данный момент, является неким исключением и совпадением ряда экстраординарных факторов, включая позитивную критику и престиж номинаций на «Золотой Глобус» и «Оскар». Ну и, конечно, сработала универсальная история о беспризорных детях, которая может происходить во многих странах.

В заключение приведу одно любопытное, но, думаю, весьма спорное предположение о невероятном успехе «Капернаума» в Китае.

Мол, причина, по которой фильм сработал так хорошо, состояла в том, что китайские зрители думали, что персонажи картины…индийцы. Индийское кино, или Болливуд, в Китае самый большой рынок за пределами Индии. Болливудская драма «Дангал», например, собрала в Китае сочные $191 миллион в 2017 году.

Все-таки идея о том, что китайская аудитория путает Ливан с Индией мне кажется несколько натянутой и без причины унижает китайскую аудиторию, от которой так зависит и Голливуд.