Ник Парк
Ник Парк

23 января на украинские экраны вышла анимационная комедия «Барашек Шон: Фермагеддон». Персонажей для этой ленты создал Ник Парк.

Он получил четыре премии «Оскар» и пять премий BAFTA Award, в том числе – за короткометражный фильм 1995 года «Уоллес и Громит 4: Выбрить наголо», в котором дебютировал Барашек Шон. Рисковый персонаж прославил Парка, «случайно» появившись на экране в компании Уоллеса, ещё одного из легендарных героев Парка. И имя свое получил потому, что был по сюжету случайно пострижен.

«Он появился как-то сам собой, мы его придумали с соавтором сценария Бобом Бейкером, – вспоминает Парк день, когда родился Шон. – Мы просто писали очередную сцену, и как-то нужно было назвать персонажа, чтобы зрители могли его запомнить. Имя само на ум пришло, по созвучию».

Шаловливый, но добрый персонаж получил главную роль в собственном телесериале и стал необычным пополнением коллекции персонажей Парка. При этом Парк отдаёт должное коллегам из Aardman, которые помогали ему в разработке персонажа. «Много лет я думал: «А у Шона мог бы быть собственный сериал. Он гармонично смотрелся бы в любом формате. Он одновременно и крут, и мил», – вспоминает Парк. – Но на большее меня не хватало. Потому Ричард Старзак ухватился за эту идею и сделал её более реальной. Он развил персонажа, добавил шуток, которых поначалу у Шона попросту не было. С того момента всё и началось».

Сейчас у Шона пять самостоятельных сериалов и два полнометражных фильма, а это намного больше, чем создатель персонажа мог себе вообразить. И, похоже, Шон не собирается останавливаться на достигнутом…

Пока снимался фильм «Барашек Шон: Фермагеддон», вы работали над картиной «Дикие предки». Можно ли сказать, что ваше участие в работе над проектом было столь же незримо и неотъемлемо, как роль Йоды в «Звёздных войнах»?

Можно сказать и так! Во время съёмок фильма «Дикие предки» я постоянно встречался с людьми, которые работали над картиной «Барашек Шон: Фермагеддон». Они пили очень много кофе. Я постоянно слышал что-то вроде: «Инопланетяне и овцы». Мне рассказывали какие-то отрывки сюжета и интересовались моим мнением. Я очень благодарен и горд тем, что меня привлекли к работе.

Шону исполнилось 25 лет. Попробуйте вспомнить, чем он вам приглянулся тогда, четверть века назад?

Такие вещи чувствуешь инстинктивно, но всякий раз удивляешься, если это сработает! Мне нравилось работать над его дизайном. В его образе было что-то умилительное – наверное, в очаровательном чубчике и выражении мордочки. Да, конечно, они примитивно просты. Он изначально задумывался, как младший в отаре, как невинная жертва. Его постоянно нужно было спасать. Однако Шон доказывал, что и сам может быть героем. Скажем, он вызволял Уоллеса и Громита из-за решётки. Кроме того, учитывая его незамысловатый дизайн, не было проблем с сувенирной продукцией и сопутствующими товарами. И неожиданно это сработало.

Был ли сюжет фильма продиктован персонажем или наоборот?

Трудно сказать. Этот вопрос из разряда «что раньше появилось – яйцо или курица». Я делал наброски, когда писал сценарий, так что визуальный дизайн совершенствовался параллельно сюжету. Были, конечно же, сложности. Учитывая незамысловатость внешности Шона, было довольно трудно передавать его эмоции. Аниматоры отлично справились с этой задачей, управляя его бровями и ртом. Мы работали с одними из лучших специалистов покадровой анимации в мире. Если удаётся извлечь глубокий смысл из чего-то предельно простого, это похоже на волшебство. У Шона это получилось. Он смешной. Одна идея обычно цепляется за другую, хотя ты сам об этом, возможно, и не догадываешься.

В фильмах много разнообразных деталей, таких как, скажем, рисунок на стене, которые оставляют зрителям подсказки. Например, в фильме «Уоллес и Громит: Великий выходной» (снят в 1989 году, за шесть лет до появления Барашка Шона) на стене можно увидеть картину, в которой барашек прыгает через ограду. В фильме «Уоллес и Громит 2: Неправильные штаны» у Уоллеса на стене в стеклянном футляре висит огромный кабачок, как своеобразное чучело.

Да и в полнометражном фильме «Уоллес и Громит: Проклятие кролика-оборотня» (который был снят в 2005 году, через 16 лет после «Неправильных штанов») появлялись гигантские овощи. Все эти зачаточные идеи появлялись в предыдущих фильмах, потому что эти мысли постоянно роятся у меня в голове.

Шона обожают во всём мире. Вас не удивляет, что он известен настолько широко?

Признаться, очень удивляет и радует и даже немножко тревожит. Когда вышел фильм «Уоллес и Громит 4: Выбрить наголо», Шон неожиданно стал известным и начали появляться различные сопутствующие товары. Тогда группа Spice Girls была на пике своей популярности. Одна из солисток коллектива Эмма Бантон сфотографировалась с рюкзаком, на котором был изображён Шон, и продажи брендовых товаров просто зашкалили. Это помогло популяризации Шона.

Несколько лет назад я смотрел по телевизору новости – рассказывали о Сирии. Там бомбили, пострадавших свозили в импровизированные госпитали… и тут в кадре появился мальчишка в майке с изображением Шона. Это было невероятно… Очень смешанные чувства, если честно…

Фильмы о Шоне практически немые, но очень добрые и нравятся зрителям всех возрастов. Он – идеальный персонаж для нашего несовершенного мира, не правда ли?

Вы правы. Согласитесь, эти фильмы не стареют. Они понятны и детям, и взрослым, они с удовольствием смотрят картины вместе и вместе смеются. Я думаю, это наше великое достижение. Замечательно, что мы создали что-то, объединяющее людей. Ничто не помогает забыть о различиях лучше, чем смех. А Барашек Шон в своей замечательной манере напоминает нам, что все мы – люди.

В историях о Шоне важно то, что персонажи смотрят на мир людей как бы со стороны, и зрители подглядывают вместе с ними. Я думаю, это очень интересно и даже пикантно. Шон не лишён своих недостатков, но при этом наивен и невинен. Я бы сказал, что он очень человечен. Его главный недостаток в том, что он не любит слепо кому-то подчиняться.

Что-то подсказывает, что вы сами похожи на Шона – не любите подчиняться правилам…

Наверное, так и есть. Я думаю, это важная составляющая творческой личности – найти способ бунтовать против того, что признано нормой. Как только чувствуешь, что от тебя чего-то ожидают, что слишком в чём-то замкнулся, нужно срочно и кардинально изменить направление и попытаться выйти из этого замкнутого круга. В этом плане я очень похож на Шона. Хотя, если быть до конца откровенным, я больше похож на Громита – я такой же интроверт и люблю всё обдумывать.

Как началась ваша карьера?

Я вырос на мультфильмах. Я видел все анимационные фильмы Disney на большом экране и обожал смотреть мультики по телевизору. Наверное, я попал на крючок, когда во время просмотра очередного мультфильма, подумал: «О, а я так тоже могу!» По телевизору шли сериалы «Доктор Морф» и им подобные, над которыми к тому времени успешно работали Пит [Питер Лорд] и Дэйв [Дэвид Спрокстон]. Я тогда был всего лишь подростком. До этого я смотрел мультфильмы Боба Годфри.

Наверное, тогда я и увлёкся анимацией, поскольку графика было довольно-таки простой и совершенно понятной. Я видел в мультфильмах рисунки, сделанные чёрной ручкой и раскрашенные фломастерами. Картинки были очень яркими, но как бы незавершёнными, не доведёнными до совершенства. При этом мне очень нравился юмор в этих мультфильмах. Тогда я решил попробовать снимать свои собственные фильмы.

И с чего же вы, собственно, начали?

С раннего детства я любил рисовать и увлекался моделированием. Я всегда легко загорался и был в достаточной степени амбициозным. Как-то я посмотрел документальный фильм о Уолте Диснее и увидел, что всё началось с мышонка, которого Уолт нарисовал. Я подумал: «Я тоже хочу, чтобы о нарисованном мной персонаже узнал весь мир. Это будет моей целью в жизни!»

Поразительно, насколько целеустремлённым вы были в детстве…

Да, наверное. У меня были персонажи, на которые я возлагал большие надежды. Я рисовал их на бейджиках и носил в школе. Однажды меня остановил учитель и сказал снять, потому что это баловство, ребячество и всё такое.

Интересно, что этот учитель сказал бы вам сейчас…

Действительно. Мне тоже интересно!

Гордитесь ли вы тем, что Шон стал кинозвездой мировой величины?

Я невероятно горд. Мне радостно видеть, каким стал мой герой и сколь долгий путь он прошёл. Шон – звезда сериалов, звезда кино и любим зрителями. Слава, конечно, не может не радовать. Но куда приятней осознавать, что твоего героя знают и любят люди.